воскресенье, 21 апреля 2013 г.

Shipping


На днях вспомнил, что перед тем, как оставить оперативную работу и пересесть в мягкое руководительское кресло, занимался «полевым» морским агентированием ровно десять лет.

Десять тяжеленных, но непередаваемо прекрасных лет, как одно мгновение. Измотанные нервы и бессонница, но бок о бок – простор и восторг. Когда-то – тяжкий крест, сейчас – набор ярких картинок, случайным порядком всплывающих в памяти.



Будильник в четыре утра с мясом выдирает отупевший мозг из бесценных минут сна – первых за двое суток.

Луна скупо серебрит приземистую корму деловитого старичка Волго-Дона, а мы с таможенниками и пограничниками вяло плетёмся к трапу. Четыре утра – комиссия...

Свежий полуденный бриз ерошит волосы – лоцбот везёт на рейд, снимать с судна заболевшего чифа. Волна бодро бьёт в скулу, солёные брызги холодят уши.


Очаровательное, нежно любимое и всегда такое разное море: сердитое, ласковое, а иногда просто скучное, бывает.

Один мобильный в ухе, второй подпрыгивает на столе, разрываясь нарастающими трелями, пальцы судорожно мечутся по клавиатуре – работы снова привалило.

Гремят цепи грейфера, в слепящем свете прожекторов по-стариковски дребезжит разворачивающийся «Кондор», с рёвом шныряют взад-вперёд ричстакеры, пахнет серой – ночью в порту кипит работа.


Турок-капитан, невыносимо благоухая сладкими духами, мечет на стол бумаги, словно заправский крупье: генеральная, грузовая, балластная декларации, нил лист, шип’с стор, наркотик лист, крю эффект. Окей, мистер эджент?

Красивая стройная проститутка в Seamen’s Home извивается животом в экзотическом танце – пьяные счастливые арабы хлопают меня по плечам – ну не прекрасно разве?.. - Почему же не прекрасно? Обалденно! Остервенело чокаясь, разливаем немного пива на стол и снова смеемся - !فيصحتك На здоровье!

Таможенники уныло и безнадёжно роются в скромных пожитках филиппинского моториста. Весь экипаж высунул мордашки в коридор – когда же закончим? Перемигиваюсь: не волнуйтесь, камрады! Скоро, совсем скоро отвезу вас в город.

Фары мягко кивают придорожным кустам, пальцы цепко за руль, хлещу себя по щекам, чтобы не заснуть. Светает, но наконец-то я еду домой. Ещё одно судно спровадил...


Кают-компании и больницы, причалы и офисы, пакгаузы и отделения милиции, бордели и капитанские мостики, диспетчерские и кабаки – все эти дни, недели, годы ностальгически пролетают перед глазами пестрым, шумным, разноязыким вихрем, который в отличие от офисного шуршания в бумагах только и может называться настоящей жизнью.

1 комментарий:

Annica комментирует...

Ты какой-то совершенно фантастический человек.