четверг, 4 июля 2013 г.

Kavkaztour - 2013: Часть VI. Иран. Первое знакомство.


Рано утром 09.05.2013 года черный автомобиль с донецкими номерами неспешно въехал на парковку бакинского международного аэропорта им. Гейдара Алиева. Двое заспанных туристов, достав из багажника рюкзаки и большие фотокамеры, бибикнули сигнализацией и, позёвывая, направились ко входу в здание пассажирского терминала. В такой знаменательный день русский человек не может согласиться ни на что, кроме сокрушительной победы – поэтому оба путешественника собранны, решительны и уверены в себе.
Процедура регистрации и досмотра заняла не более часа, и вот уже самолет с серебристым крылом, взлетая, оставляет земле лишь тень.

[Фото демонстрационное - украинский пепелац над украинскими же степями. Фотать лайнеры прямо в аэропорту категорически не приветствуется]


Перелёт непродолжителен, чуть больше часа. Не успевает Airbus A319 набрать высоту, как приветливые стюардессы, невероятным чутьём угадывая, к какому пассажиру на каком языке обратиться (русский, английский, азербайджанский) разносят нехитрый, но вкусный обед. Одновременно реклама на телевизионных мониторах сменяется возбуждающей аппетит (по мнению экипажа) картинкой: канал Animal Planet, передача о львах африканской саванны, кровавыми пастями разрывающих тушку антилопы. Под такой завлекательный аккомпанемент едва ли успеваешь съесть половину обеда, как стюардессы уже возвращаются обратно и собирают посуду: идём на снижение. Рваное одеяло облаков из-под ног резко ушло вверх, выше головы, из-под него проступила выжженная светло-бежевая пустыня, серая лента четырёхполосного шоссе, огромные ангары с гигантскими надписями “IRAN AIR  ایران ایر” на крышах и огромный терминал аэропорта “Imam Khomeini”.
Самолёт заканчивает рулежку и тормозит у телетрапа. Вставая, все женщины с видимой неохотой накидывают платки – на улице жара, и шариатский дресс-код мало кому по нраву.
Длинный коридор, украшенный красивыми мозаиками из смальты в традиционном персидском стиле приводит к центру зоны прибытия – рядом с молельным залом (Prayer room) находится стойка иммиграционной службы, внутри сидит очень интеллигентного вида офицер. Большинство пассажиров, минуя её, гурьбой устремляются напрямую к паспортному контролю, а мы притормаживаем.

[Офицер иранской полиции. Пластмасса, акриловые краски, хлопок. Масштаб 1:2,5]
Далее между мной и офицером происходит следующий диалог, вполне в восточном стиле (перевод с английского):

- Здравствуйте! Будьте любезны, дайте нам два бланка анкеты на получение визы.
- Здравствуйте! Держите бланк.
- Я просил два, если можно – для меня и моей спутницы.
- А она приехала с Вами?
- Да.
- Ну, так заполняйте только Вы, одной Вашей анкеты будет достаточно.
- [неловкая и продолжительная пауза] Спасибо…

Анкета недлинная и простая, фарси продублирован английским. Имя, фамилия, гражданство, номер паспорта, род занятий, цель визита, дата обратного вылета… Ага! Вот оно – «данные о приглашающей стороне». В последней строке указываю фамилию администратора отеля (как слышим, так и пишем) и телефон.
Офицер берет заполненную и подписанную анкету и внимательно читает – мы стоим, не дыша, мысленно слушая барабанную дробь. Наконец, иранец поднимает голову, берет клочок бумаги, по-русски пишет на нем число «180» и вручает нам, указывая куда-то вправо: «вот эту сумму в долларах вам нужно оплатить в банк, в соседнем окошке».
Не веря своему счастью, бежим платить и уже через минуту разглядываем заветные визы – с красивыми голограммами и заковыристой арабской персидской вязью!
Высокий пограничник, копия Джорджа Клуни, шлепает в паспорта штампы и, улыбаясь, кивает нам – Welcome to Iran! Проехав рентген-установку, на транспортёрной ленте подползают рюкзаки, но флегматичная таможня даже не смотрит в их сторону, на фотоаппараты тоже никто не обращает внимания. Проход через «рамку» - и мы формально в Иране.


Первым делом нужно поменять хотя бы немного валюты. В аэропорту масса банков, курс в зоне прилёта почти у всех одинаковый. Обилие нулей на купюрах немного сбивает с толку – кассир замечает это, улыбается и показывает на калькуляторе, как сосчитать эквивалент ста долларов и проверить выданную нам сумму.
Автоматические двери аэропорта разъезжаются, выбрасывая нас из кондиционированной прохлады в слепящий зной субтропической пустыни. Таксисты не налетают назойливой стаей, хватая за руки, а спокойно курят в отдалении, пока мы сами к ним не подходим. После короткого мозгового штурма они сознаются, что название отеля «Хайам» ничего им не говорит, приходится искать, где записан телефон отеля. Один из таксистов сам звонит на этот номер со своего сотового, и после короткого обсуждения гостеприимно распахивает перед нами дверь довольно свеженькой «Тойоты»: едемте!
Расстояние от аэропорта до центра города – более тридцати километров, по отличной дороге тяжёлая «Камри» плывёт, словно лебедь, прохлада кондиционированного воздуха навевает сонливость. Торжественный и строгий водитель (нам достался не англоговорящий) внимательно смотрит на дорогу, изредка оглаживая висящие на зеркале заднего вида чётки и бормоча шёпотом какую-то молитву. Где-то в самом уголке сознания копошится тревожная мысль – сколько же будет стоить всё удовольствие? Вокруг всё та же бежевая пустыня, лишь изредка мимо проносятся серо-зелёные бетонные заборы военных баз. Дорога начинает расширяться, и после пункта оплаты (оказывается, трасса была платная) мы въезжаем в шумный, яркий, пёстрый, бурлящий потоками людей, машин и тысяч мотоциклов Тегеран.



В этом месте хочется сразу предупредить каждого, кто решится посетить Иран на собственном автомобиле. Дороги крупного иранского города – это не Киев, не Москва и даже не Владикавказ. Здесь царит настоящий хаос! Машины несутся стремительным, постоянно перестраивающимся броуновским потоком, любые промежутки между рядами и все обочины плотно заполнены мириадами мотоциклов и мопедов, мчащихся вдоль, поперек, наискосок и в другие стороны, в том числе по встречке. В городе существуют пешеходные переходы - «зебры», но водители об этом не догадываются, так что перебегать их лучше всего за компанию с опытными местными жителями, иначе есть риск не добраться до противоположной стороны. Каждый водитель внимательно следит только за собственным авто, и всё, что происходит более, чем в двух метрах от его бампера, его не интересует. Большинство светофоров представляют собой три вертикально расположенных красных или жёлтых фонаря, из которых мигают либо верхний с нижним, либо один средний. Как простодушно объяснили местные, «на один мигающий красный ехать можно, на два – тоже, но только очень медленно и осторожно». И вместе с тем – за все время в Тегеране мы не видели ни одного ДТП, даже мелкого! Как говаривал д-р Ватсон – «но, черт возьми, как»? Не спрашивайте, не знаю.
Что отметил из положительных моментов – полное отсутствие у иранских водителей озлобленности, мстительности и раздражительности, присущих нашим землякам. Никто не будет «не пущать» из принципа, зажимать, «учить» и хамить. Все едут спокойно и непринужденно, никто не орет ругательств и не дудит исступленно клаксоном.





«Приговор» нашего таксиста оказался довольно гуманным – примерно двести тысяч риалов (около шестнадцати долларов) за тридцать с лишним километров, из которых добрая треть – по жестоким пробкам. Не берусь даже представить, как бы в аналогичной ситуации «раздели» иностранных туристов, ни бельмеса не понимающих на местном языке, киевские или одесские таксисты…
Заселение в отель было быстрым и приятным. Номер оказался достаточно просторен, кроме большой двуспальной кровати в нём присутствовала небольшая кушетка – очевидно, номер был семейный и подразумевалось присутствие ребёнка. Бельё хрустело свежей белизной, а полотенца, хотя и носили следы долгой богатой событиями жизни, также были безупречно чисты.



Особенно интересным оказался туалет. Во-первых, он был совмещённым, то есть европейско-исламским: и обычный унитаз, и традиционная у мусульман «генуэзская чаша» с краником для гигиенических процедур. Во-вторых, пол был вымощен каким-то красивым полупрозрачным поделочным камнем, немного напоминающим яшму.


Кроме того – для нас, привыкших к централизованному отоплению, в новинку была система централизованного кондиционирования. Решетка над входной дверью, из которой дуло приятным холодом, никаким образом не закрывалась и не регулировалась, но если днём это было только в радость, к ночи удовольствия стало сильно меньше. Пришлось спуститься на ресепшн – и оттуда мгновенно все отрегулировали, не поднимаясь в номер. Забавно!
Горячая вода не исчезала, сантехника работала безупречно, с электричеством тоже перебоев не было. Одним словом, когда после нашего отъезда менеджер отеля связался с нами по электронке и спросил, что можно бы было, на наш взгляд, улучшить в работе отеля – мы стали в тупик. Да ничего – кроме, разве что, вывалившейся из «стакана» электрической розетки! Всё было превосходно, за эти-то деньги.


Лёгкий отдых, разбор рюкзаков и вот он – первый самостоятельный выход «в свет». Здравствуй, Тегеран!




Комментариев нет: