среда, 30 апреля 2014 г.

О сепаратизме

В последнее время я очень часто слышу вопрос:
Вот, мол, Россия поощряет сепаратизм у соседей, и отделившийся Крым охотно к себе присоединила, а что россияне будут делать, когда у них самих какой-нибудь Калининград попросится на травку?..

Ответ - на поверхности.
Сепаратизм есть прямой симптом тяжелой болезни государства и гражданского общества. Как правило, его появление означает, что одни были очень долго глухи к другим, и эти самые другие потеряли всякую надежду быть услышанными.

(Россияне помнят печальные прецеденты с расцветом бандитизма и работорговли в Чечне, ещё в ельцинскую "смутную эпоху" - сперва пытались усмирить её кнутом, потом, добившись противоположного результата, просто отпустили на вольные хлеба (см. google по запросу "Хасавюртские соглашения"), а показательно выпороли и успокоили лишь после вторжения чеченцев в Дагестан в августе 1999 года. Ещё через несколько лет компромисс таки найден - Чечню закармливают до отвала, взамен чего Россия имеет самый лояльный на Кавказе регион, населённый самыми отчаянными и бесстрашными берсерками на свете; Осетия 08.08.08 это хорошо показала. Однако, отвлекся от темы.)

Пока никакие калининграды прочь из России не просятся, ну а если запросятся, то это будет сигналом к немедленному диалогу - выявлению причин недовольства, их анализу и срочному устранению. Ведь попытки запугать и расстрелять мятущееся население, в конечном итоге, приводят к обратному результату, и именно поэтому референдумов о самоопределении не боятся такие страны, как Канада или Великобритания. Борьба с сепаратизмом путем его тупого силового подавления подобна борьбе с поносом путём запирания сортира.

Комментариев нет:

Отправить комментарий