понедельник, 14 августа 2017 г.

Майский день в конце XX века

Середина мая, пятый курс, солнце жарит вовсю. Я курю на балконе "четверки" - общаги на Рудакова - и грустно смотрю вниз, на утопающий в весенней зелени сквер Коммунаров. Печаль моя, как водится, светла, но на этот раз слишком уж глубока. Через какой-нибудь месяц - последние занятия, госы, диплом, и нам предстоит разъехаться навсегда. С друзьями, с сокурсниками, и что немаловажно, с сокурсницами тоже (ах, этот пьянящий цветник иняза! Сколько прекрасных роз успел с него сорвать, но несорванных осталось, конечно, во много раз больше!). Разъехаться с любимыми преподавателями, с родной общагой, что столько лет давала мне кров - даже в те времена, когда считался отчисленным нелегалом. С любимой Горловкой, наконец, где каждый закоулочек связан с... впрочем, не буду заостряться на пьянстве и разврате снова.

Юные, беззаботные, счастливые - через месяц мы перевернем нашу общую страницу насовсем и больше не увидимся. Впереди у нас работа, серая рутина, дети, кредиты, ипотеки, карьера, инфаркты и после всего, где-то там, на горизонте, пенсия с дачей, очками и кабачками. А бессонные ночи с гитарой и хоровым пением, бабочки влюблённости, порхающие в разных частях тела, массовая игра в "крокодила" на площади у КЦКЦ, пикники на лужайке у Короленковских ставков и дискотеки до утра на общажной кухне - навсегда останутся в ностальгическом вчера.
Десятки и сотни друзей, приятелей и просто знакомых, тех, кого знал, любил, или как минимум, радостно приветствовал ежеутренне на крыльце Центрального корпуса - будут постепенно бледнеть и таять в памяти, пока с годами не обратятся в безымянных полузабытых призраков.
Ну, а сегодня - последние денечки, и пора спешить, пока не поздно. Не сбегать ли за пивом и заглянуть, например, в 406-ю?.. Саня Костин вроде бы уже вернулся с пар. Потом накатим ещё портвешка и прикинем, как достойно завершить погожий денек...

Открываю глаза. Осеннее утро, за окном затяжной питерский дождь, в комнате полумрак, будильник еще не звенел. Сперва даже непонятно, где я и как попал сюда. Но недолго.
Между ярким весенним днем из счастливого сна, который повторяется всё чаще, и сегодняшним мною - почти двадцать лет и две тысячи километров. Тоска внезапно сжимает грудь так сильно, что становится даже трудно дышать. И я снова крепко зажмуриваюсь.


1 комментарий:

Анонимный комментирует...
Этот комментарий был удален администратором блога.