четверг, 4 января 2018 г.

Хорошо!..

Еще школьником помню стройку у нас под окнами.
Сперва вырыли котлован (суперудобное место для детских игр), потом начали забивать туда сваи. С восьми утра каждый будний день — методичное бам-бам-бам-БАМ-БАМБАМБАМБАМ по голове без конца.

В пять вечера кончалась смена и копер наконец-то затыкался. Первые минуты тишина казалась звенящей, и остро доставляла прямо таки физическое наслаждение. Хотелось петь, дышать во всю грудь и вообще, радоваться жизни.

Примерно такие же чувства я испытал спустя тридцать лет, покинув Цеевропу. Внезапно вокруг не стало украинского языка.
Вывески, таблички, этикетки. Объявления, реклама, радио, телевидение. На улице и на работе, в метро и маршрутке, магазине и музее, на вокзале и в кафе. Всё теперь на родном языке.
Через годик, конечно, понемногу привыкаешь, но первые месяцы это напоминает тот свободный вздох из детства, ровно в пять вечера.




Нет-нет, это понятно, что сам по себе украинский язык ни в чем не виноват: умом-то своим гуманитарным я прекрасно осознаю, что это всего лишь язык, то есть попросту ещё один алгоритм кодификации смыслов, один из тысяч себе подобных, а не живое и разумное существо, на которое можно злиться. Но вот поделать с собой ничего не могу, ведь последние лет сорок своей жизни мне пихали его во все естественные отверстия, причем, вопреки распространенному мнению, начали задолго до прихода незалежности. Уже к моменту развала Союза, проведя полдетства в РСФСР и благодаря этому заполучив в школьный аттестат отметку "Укр. мова - не вивчав", я тем не менее прекрасно говорил и понимал по-украински. Хотя бы потому, что в нашем Жданове, отродясь на украинском не говорившем, достать хорошие детские книги на любом неукраинском языке было непосильной задачей. Ну, а как обернулось после 1991 года и напоминать не надо...
Пройдут годы, глухое раздражение от вида или звука соловьиной мовы потихоньку уляжется. Наверное. Но пока я искренне рад от неё немного отдохнуть…  😉 

Комментариев нет: